Тема днявсе статьи04/05 20:39

Духовный выбор Южной Осетии: между альтернативным и каноническим православием

Духовный выбор Южной Осетии: между альтернативным и каноническим православием

1. Проблема

Обманом вокруг обмана людей не собрать, любое сознательное искажение истины рано или поздно становится достоянием широкой общественности. А природа человека такова, что никто не любит быть в роли массовки, которую сначала сознательно вводят в заблуждение, а потом пытаются использовать для реализации чьих-то амбиций или интересов. 
Особенно если это касается таких чувствительных тем, как вера, духовность и нравственность. Спекуляции вокруг вечных ценностей недопустимы, так как это ничто иное, как попытка лишить человека свободы воли и свободы выбора – возможности самому, самостоятельно, без подсказок и давления с чужой стороны формировать свою собственную судьбу.
Именно этим и отличается вера от суеверия, церковь от секты, духовность от духовного прельщения. 
Истина никогда не кричит и не истерит, не тащит силой на свою сторону. Она просто светит тихим светом, разумно и трезво смотрит на вещи, понимает оппонента и… всегда оставляет право выбора. Ведь истина на самом деле одна, а мнений много, но свой выбор каждый делает сам. 
Именно в контексте свободного выбора необходимо рассматривать ту ситуацию, которая сегодня складывается в Южной Осетии вокруг т.н. Аланской епархии неканонической «церкви истинно-православных христиан Греции – синода Хризостома» (ЦИПХГ). 
Проблемы, связанные с Аланской епархией ЦИПХГ, достались действующему руководству Южной Осетией по наследству от двух предыдущих президентов республики.
Суть вопроса, который не рискнули в свое время решить ни Эдуард Кокойты, ни Леонид Тибилов очень проста: 
во-первых, как, оставаясь в рамках существующего церковного, или как его еще называют, канонического права, решить вопрос канонической принадлежности территории Южной Осетии, не скатываясь при этом ни в церковный сепаратизм, ни в раскольническое движение, и, 
во-вторых, как не допустить превращения кризисной церковной структуры, сохранившей в 90-е и 2000-е г.г. для граждан Южной Осетии саму возможность быть православными, в политический инструмент давления на власти республики со стороны деструктивных внешних и внутренних сил. Особенно если этот инструмент используется с целью торпедирования базовых положений югоосетинской внешней политики, дискредитации самого факта признания Южной Осетии со стороны России, а также переформатирования югоосетинского политического проекта как такового.
Примечательно, что негативные метаморфозы «Аланской епархии», бывшей до этого момента верным помощником молодого государства в вопросах его физического и политического выживания, начались после 26 августа 2008 года.
Позже в 2014 году, сразу после формального объединения двух греческих неканонических церковных структур «церкви истинно-православных христиан Греции – синода Киприана» и «церкви истинно-православных христиан Греции – синода Хризостома», выяснилось, что позиция подданного королевы Елизаветы епископа Амвросия (Байарда), а также части югоосетинского духовенства в лице иереев Якова (Хетагурова) и Симона (Гаглоева) претерпела существенные изменения.
Если до этого момента принадлежность югоосетинской церковной структуры греческой неканонической юрисдикции декларировалась как вынужденная и временная мера, а дальнейшее развитие православия в республике не мыслилось в отрыве от РПЦ, несмотря на имеющиеся обиды и двусмысленность ситуации, то теперь все поменялось.
Оказалось, что сразу после политического признания со стороны России Республика Южная Осетия вдруг совершенно неожиданно обрела некую «собственную церковно-православную юрисдикцию», Аланская епархия неканонической ЦИПХГ была объявлена преемницей существовавшей с 10 до 16 века Аланской митрополии Константинопольского патриархата с претензией на часть ее территорий в границах российского Северного Кавказа (1) , а также в лучших традициях филетической ереси, ставящей национальное начало выше Божественного и незыблемых основ Евангельской проповеди было заявлено, что «у осетин, как и у грузин, у русских и у всех православных народов, должна быть своя церковь». (2) 
Казалось бы, а что в этом плохого, особенно с точки зрения человека слабо разбирающегося в особенностях православного вероучения и переносящего на церковную тему известный ему политический опыт.
Но дьявол, как известно, кроется в деталях и чтобы понять в каких именно, необходимо сделать небольшое отступление, чтобы разобраться в теории и «материальной части» вопроса.

2. Канонические юрисдикции и каноническая территория

Дело в том, что в настоящее время все мировое православие делится на канонические и неканонические юрисдикции. 
К каноническим юрисдикциям или как их еще называют, Вселенскому Православию, относят 9 патриархатов, 6 автокефальных и 5 автономных церквей, среди которых главенствующую роль занимают Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская и Русская православные церкви.
Точное количество неканонических православных юрисдикций назвать сложно, по разным подсчетам их насчитывается несколько десятков и это число продолжает расти по причине непрекращающегося в среде схизматиков внутренних конфликтов. 
Однако, что касается такой части раскола как «истинно-православные церкви Греции», то обычно говорят о 12 «церквях», среди которых наиболее известными являются «Истинно православная церковь Греции – Синод Кирика», «Истинно православная церковь Греции – Синод Хризостома», «Истинно православная церковь Греции – Синод Авксентия», «Истинно православная церковь Греции – Синод Калинника», просто «Истинно православная церковь Греции» и другие. (3)
Принципиальным отличием Поместных Церквей Вселенского православия от неканонических юрисдикций является их легитимность, основанная на приверженности базовым каноническим принципам, сформированным в ходе более чем 2000-летней истории развития Православной Церкви. 
Среди этих принципов главное место занимают тезисы о неделимости Вселенской Православной церкви, преемственности в рукоположении священнослужителей, идущей со времен апостолов, равенстве и евхаристическом общении Поместных церквей друг с другом, невмешательстве одной Церкви во внутренние дела другой, нерушимости канонических территорий, отделении церкви от государства и многие другие.
Базовой аксиомой церковного права является представление о том, что «административное деление Церкви строится на территориальном, а не национальном принципе». При этом в своем территориальном размежевании поместные Церкви сообразуются с политико-административным делением, с государственными и административными границами (4).
Вместе с тем территориальное начало в разграничении церковной юрисдикции допускает и ряд исключений, среди которых существует принцип экстерриториальности, право Патриаршей ставропигии, деятельность Поместных церквей в православной диаспоре и др. 
Примечательно, что только в условиях диаспоры признается возможность организации церковной жизни по этническому признаку. Во все других случаях попытка организации церковной жизни по национальному критерию трактуются всеми Поместными Церквями Вселенского Православия как филетизм или этнофилетизм – учение о примате этнического начала над Божественным, осужденным как ересь на Константинопольском соборе 1872 года.
Между тем каноническое право Вселенского Православия допускает появление и возникновение новых автокефальных церквей. Причем основывать новую автокефальную церковь может либо епископат Вселенской Церкви, в рамках Вселенского Собора, либо епископат церкви автокефальной. Однако поскольку последний Вселенский Собор состоялся более 1000 лет назад, в современной практике вопрос учреждения новой автокефалии или упразднения старой решается епископатом поместной Церкви, компетенция которого, в отличие от вселенского епископата, распространяется лишь на пределы своей Церкви.
Пользуясь данным правом, Константинопольский Патриархат предоставлял в сове время автокефалию Болгарской, Сербской, Русской, Элладской, Румынской и Албанской церквям. 
Русская православная церковь даровала автокефалию Польской, Чехословацкой и Американской Церквям.
Справедливости ради необходимо сказать, что в истории Вселенского Православия были случаи, когда автокефалии провозглашались органом государственной власти или местным епископатом, самовольно вышедшим из подчинения своему церковному руководству. 
Практически всегда это влекло за собой очень болезненный продолжавшийся десятилетиями церковный раскол, с которым удавалось справляться, если удавалось, только благодаря мудрости, взаимопониманию и терпению всей церкви.
Так в разные годы было с Элладской, Румынской, Польской и Грузинской Церквями.
Автокефалия может учреждаться и помимо установленного порядка только в одном случае: если власть главенствующей или как ее еще называют кириархальной Церкви уклонится в ересь или раскол. Однако имеющиеся при этом признаки ереси или раскола должны быть надежно задокументированы и получить признание со стороны других Поместных Церквей.
Объективным препятствием для создания полноценной автокефальной церкви служит малочисленность православной группы, претендующей на самостоятельность. Так по церковным канонам для самостоятельного автокефального бытия Церковь должна иметь не менее четырех епископов. 
Помимо автокефальных церквей во Вселенском Православии существуют церкви автономные и самоуправляемые. Их главное отличие от автокефальных церквей заключается в источнике церковной власти. Автокефалии являются источником церковной власти для себя самих, могут самостоятельно решать вопрос рукоположения епископов и выборов своего руководства. Автономные церкви такого права лишены и епископов для них их рукополагает только кириархальная Церковь. Есть у автономных церквей и другие ограничения (5).
Одной из базовых основ канонического права Вселенского Православия является учение о канонической территории.
Как уже говорилось выше, административное деление Церкви строится на территориальном, а не национальном принципе. Данный принцип уходит своими корнями к истокам христианской церкви, которая всегда бережно относилась к расовому и этническому разнообразию человечества, но при этом подчеркивала, что проповедуемый ей истины и ценности носят объективный, наднациональный и всеобщий характер, призванный мирить, объединять и собирать, а не дробить и разъединять.
Любое изменение границ канонической территории той или иной поместной церкви, как правило, происходит не в результате силового захвата или экспансии одной церковной структуры против другой, а на основании объективных факторов непреодолимой силы и/или имеющихся обоюдных согласий и договоренностей.
В истории Поместных Православных Церквей принцип канонической территории соблюдался почти неукоснительно вплоть до начала ХХ века.
Тогда целая серия военных катаклизмов привела к серьезным геополитическим последствиям, в результате которых структура мирового православия претерпела существенные изменения.
Во-первых, несколько Православных Церквей провозгласили либо восстановили раннее утраченную автокефалию, во-вторых, многие политические эмигранты, принадлежавшие одной Поместной Церкви физически, помимо своего желания, оказались на территории другой Церкви, в-третьих, Константинопольский Патриархат, потерявший после распада Оттоманской империи почти всех верующих на своей канонической территории, заявил претензии на духовную власть в т.н. православной диаспоре – странах Западной Европы, обеих Америк и Австралии, где православные составляли меньшинство (6). 
Практическое применение принципа канонической территории в современных отношениях между каноническими юрисдикциями современного православия заключается в следующем:
а) каждая Поместная Православная Церковь имеет свою каноническую территорию, целостность которой в принципе признается другими Церквами. На этой канонической территории другие Церкви не имеют права основывать свои приходы;
б) в ряде случаев границы Церквей совпадают с границами государств, в ряде случаев нет. При этом в основу изменения канонической территории какой-либо Поместной Церкви вследствие изменения государственных границ каждый раз все равно ставится не национальный, а территориальный принцип; 
в) в православной традиции существует понятие традиционно православных государств, т.е. таких государств, где Православная Церковь является Церковью потенциального большинства, а также основой традиции и культурно-цивилизационной идентичности. В таких случаях обычно говорят о «культурной канонической территории», все население которой воспринимается одной из Поместных Церквей в качестве своей потенциальной паствы;
г) на уровне Поместных Церквей принцип канонической территории предполагает некоторую степень межправославной солидарности, кооперации и взаимодействия. Любые изменения носят постепенный и договорной характер, не приводящий в итоге к расколу единства Вселенского Православия.

3. Неканонические юрисдикции греческой старокалендарной схизмы

Неканонические церковные юрисдикции, к которым относится и незаконно действующая на территории Республики Южная Осетия «церковь истинно-православных христиан Греции – синод Хризостома» (ЦИПХГ) себя частью Вселенского Православия не считают (7).
Более того, по мнению теоретиков и духовных лидеров «греческого старостильного раскола», все Поместные автокефальные и автономные Церкви Вселенского Православия являются, якобы, незаконными, отступившими, по мнению схизматиков, от ортодоксальной традиции, что выражается либо в участии Поместных Церквей в т.н. экуменистическом движении, либо в принятии для исполнения богослужения новоюлианского календаря. 
Данное положение влечет за собой вывод о том, что каноническое право Вселенского Православия незаконно по самой своей сути, поэтому неканонические юрисдикции оставляют за собой право действовать самостоятельно, как посчитают нужным, не считаясь при этом ни с чьими интересами.
По указанной причине неканонические юрисдикции видят в Поместных Церквях своих главных врагов и противников, отрицают принцип канонической территорий и принцип невмешательства одной Церкви во внутренние дела другой.
В политическом и социальном планах это выражается в пропаганде радикальных идей, подрывающих духовные и идеологические основы государств православной цивилизации, а также создающих предпосылки для раскола национального и религиозного единства. 
Основанными принципами старостильнической идеологии являются:
1. Непризнание за собой статуса церковного раскола
Ни одна старостильная группировка не признает факт своего бытия следствием раскола, являющегося главным преступлением против Церкви. Поскольку единственным канонически оправданным отделением от священноначалия может быть впадение последнего в ересь, то современные схизматики склонны обвинять канонические Поместные Церкви в отпадении от чистоты святоотеческого учения.
Вероучительным заблуждением канонических Церквей называется мифическая «ересь экуменизма», целью которой, якобы, является «эклектическое объединение всех религий». 
2. Ложная трактовка понятия православного экуменизма.
При рассмотрении схизматиками вопроса участия Православной Церкви в экуменическом движении сам экуменизм ими ошибочно (или сознательно) понимается как движение, которое пытается объединить всех христиан, но не на основании Святого Православия, а некоего компромисса между православием и инославием, истиной и ересью. 
Однако раскольники последовательно игнорируют то обстоятельство, что означенная трактовка понимания экуменизма диаметрально противоположна официальной позиции Поместных Православных Церквей в отношении данного вопроса. 
В частности, Русская Православная Церковь, не выходя из общеправославного видения данной проблемы, заявляет: «Православная Церковь не может признавать «равенство деноминаций». Отпавшие от Церкви не могут быть воссоединены с ней в том состоянии, в каком они находятся ныне, имеющиеся догматические расхождения должны быть преодолены, а не просто обойдены. Это означает, что путем к единству является путь покаяния, обращения и обновления» (8)
3. «Введение нового стиля – первый шаг на пути отступления».
Избрав целью своих разоблачений изначально искаженное понимание православного экуменизма, раскольники стремятся представить принципиальный для них вопрос календаря и времяисчисления как проблему общецерковного масштаба. 
4. Антииерархический аспект идеологии старокалендаризма.
Системное и последовательное искажение православного понимания экуменизма имеет вполне практическую цель – дискредитацию всех иерархов канонических Поместных Церквей. 
5. Мифологизация истории и современности.
Старостильническая идеология чрезвычайно насыщена мифологизацией в оценке, как событий новейшей истории, так и современных процессов церковной жизни. А, как известно, идеологический миф претендует на обладание некой тайной, тяготеет к разоблачению некоего секрета, чем не только освобождает носителя мифологизированного сознания от рефлексии, но и делает его легко манипулируемым. 
Старостильническая мифологизация действительности также претендует на обладание знанием о страшной тайне современности, якобы, сокрытой от большинства православных христиан, принадлежащих к каноническим Православным Церквям. И тайной этой является «конечная цель экуменизма», трактуемая схизматиками как слияние всех религий с целью образования «церкви антихриста» и утверждения всемирного господства зла.
6. Эсхатологический аспект идеологии старокалендаризма.
Логическим следствием вышеизложенных элементов идеологии антиэкуменизма является формирование убеждения о скором наступлении предсказанных Апокалипсисом ужасов последних времен и близкой кончины мира. В этом смысле правы те исследователи, которые подчеркивают, что во «многих старостильных неканонических деноминациях уже верят не в Бога, а только в Страшный Суд и масонов его подготавливающих». 
Подобно многочисленным христианским сектам, старостильничество активно использует в формировании собственной мировоззренческой системы эсхатологический страх, что имеет непосредственное воздействие на эмоциональном подсознательном уровне и обращено к иррациональной части
человеческой психики. Данный прием позволяет не только удерживать последователей от выхода из религиозной организации, но также способствует сплочению группы, а также привлечению новых последователей.
Современная психология свидетельствует о том, что народные массы более восприимчивы не к рациональному убеждению, а к иррациональному внушению посредством воздействия на эмоции. Наиболее эффективным в этом воздействии может быть использование мифов и страхов.
7. Формирование образа врага.
Практическое и последовательное применение мифологизированной идеологии приводит к формированию «образа врага» и «осадной психологии».
Причем врагами назначаются как реальные политики и общественные деятели – в виде политического руководства православных страна и первоиерархов Поместных Церквей, так и мифологизированные субъекты в виде «тайного мирового правительства», «массонов», «сионистов», «экуменической сверхцеркви антихриста» и т.д.
Именно пред лицом общей опасности и общего врага происходит внутренняя консолидация группы, в которой провоцируются инстинкты обороны, страха, агрессивности. Современной социальной психологии хорошо известно, что если врага нет, то его создают искусственно, ведь от образа противника зависит степень интегрированности группы.
8. Призыв к отделению от «иерархов-еретиков» (призыв к церковному
расколу).
Прямым следствием массовой мифологизации мышления, отказа от православной рефлексии и трезвого рассуждения, переноса акцента с внутреннего духовного делания на околополитические формы активности становятся призывы к расколу. 
Сознательно дискредитируя православных иерархов и делая из этого вывод о грандиозной апостасии, старостильники заявляют о том, что «долг православных – прервать церковное общение и поминовение обновленческой иерархии, отстраниться от них и общаться только с истинно православными словом и делом» (9).
Открытый призыв к расколу, содержащийся в старостильнических изданиях, неоднократно побуждал дезориентированных православных клириков и мирян к уклонению в старокалендарную схизму. 
В результате очевидного идеологического подлога попытка самооправдания у схизматиков разрослась в крупномасштабное посягательство на целостность Православной Церкви. Широкая информационная антиэкуменическая кампания, развернувшаяся на канонической территории многих Поместных Православных Церквей, в том числе и Русской Православной Церкви, сознательно направляется на создание нестабильности и разрастание раскола. 
Так, в изданной на русском языке в 1998 г. книге митрополита Оропосского и Филийского Киприана (Куцумбаса), Председателя «Синода Противостоящих» ЦИПХ Греции, содержится открытый призыв к расколу в Русской Православной Церкви: «Межхристианская и международная деятельность Москвы не оставляет места для выбора […]. Поистине домостроительство Божие – существование на территории бывшего Советского Союза епархий Русской Зарубежной Церкви, в которой трепетно блюдется чистота святой веры. […] Народ Божий должен […] отойти о пастырей, которые погрязли в великой экклезиологической ереси экуменизма» (10).
9. Искажение учения о Церкви и введение новых экклезиологических
терминов.
Весьма важно отметить, что раскольническая направленность идеологии старостильников внесла существенные искажения в их экклезиологические воззрения. Богословское обоснование схизмы и открытый призыв к церковному разделению аргументируется тем, что «само Тело Церковное – это и есть сам Народ […], имеющий право осудить и отвергнуть деятельность своих пастырей и, кроме того, низлагать их, когда они отступят от Православия» (11).
Относительно ложного посыла о народе, как единственной составляющей церковного организма, Святые Отцы Православной Церкви всегда высказывались отрицательно и абсолютно категорично. Так, уже в начале ІІ в., святитель Игнатий Богоносец, рассуждая о значимости служения церковных иерархов, пишет: «Без епископа никто не делай ничего, относящегося к Церкви. Только та евхаристия должна почитаться истинною, которая совершается епископам, или тем, кому он сам предоставит это. Где будет епископ, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь» (12).
По мнению проректора Минских духовных семинарии и академии, кандидата богословия Александра Слесарева «детальное освещение мировоззренческой системы, разработанной представителями старокалендарной схизмы с целью обоснования их собственных притязаний на каноничность, со всей очевидностью показывает, что старостильническая идеология не только грубо искажает основы православной экклезиологии, но и носит явно разрушительный, деструктивный характер. Чрезвычайное распространение антиэкуменической идеологии в сознании духовенства и мирян канонических Церквей несет в себе серьезную угрозу для церковного единства. Антиэкуменизм не является безобидным мировоззрением консервативной части православного духовенства и мирян, поскольку своим возникновением он обязан церковной схизме. Более того, естественным завершением антиэкуменических воззрений является критика церковной иерархии и призыв к воссоединению с раскольническими юрисдикциями. Не
исключено, что посредством иностранного религиозного влияния на территории постсоветского пространства осуществляются конкретные проекты стратегического планирования, включающие в себя методики по формированию общественного мнения и пропаганде определенных моделей политического мировоззрения» (13).

4. Дальнейшая судьба православия в Южной Осетии: печальный сумрак серой зоны или канонический консенсус.

Таким образом, говоря о проблеме дальнейшего развития православия в Южной Осетии, а также конкретной и предметной реализации п.2 Ст.33 Конституции Республики Южная Осетия, необходимо учитывать целый ряд объективных моментов. 
Самыми главными, из которых являются следующие:
1. в современном мире существуют канонические и неканонические православные юрисдикции в виде Поместных Автокефальных Церквей Вселенского Православия, с одной стороны, и различного рода ушедших в раскол непризнанных никем церковных деноминаций, претендующих на самостоятельный и самодостаточный статус, с другой;
2. Поместные Автокефальные Церкви Вселенского Православия в своей внутри- и внешнецерковной деятельности руководствуются нормами канонического права, имеющего свои базовые принципы в том числе принцип неделимости Вселенской Православной церкви, преемственности в рукоположении священнослужителей, равенстве Поместных церквей, невмешательстве одной Церкви во внутренние дела другой, нерушимости канонических территорий и др. 
3. Неканонические юрисдикции, в том числе т.н. греческие старостильные церкви и «церковь истинно-православных христиан Греции – синод Хризостома», как одна из них, находятся, говоря политическим языком, в открытом конфликте со всеми Поместными Автокефальными Церквями Вселенского Православия и Русской Православной Церкви, в частности. Цель конфликта – дискредитация и разрушение Вселенского православия, идеологический и реальный «захват» канонических территорий, создание параллельных или альтернативных церковных структур, раскол общества в странах восточно-христианской цивилизации, а также дестабилизация внутриполитической обстановки;
4. Существующая на сегодняшний день в Южной Осетии т.н. «Аланская Епархия», как бы этого не хотелось ее священнослужителям и прихожанам, не является самостоятельной структурной единицей, а принадлежит неканонической церкви истинно-православных христиан Греции. Именно Синод ЦИПХГ в лице своего «министра иностранных дел» епископа Амвросия (Байрда) осуществляет управления данной структурой, используя ее в качестве инструмента в своем противостоянии с РПЦ и другими каноническими структурами Вселенского Православия. По указанной причине, легитимация властями РЮО Аланской Епархии ЦИПХГ в юридическом поле республики, однозначно будет истолкована как поддержка на государственном уровне конфронтационной политики греческой неканонической юрисдикции;
5. Попытки создания государственными или церковными структурами «национальных церквей», т.е. церкви одной нации или одного народа входит в противоречие с каноническим правом, однозначно указывающим, что «административное деление Церкви строится на территориальном, а не национальном принципе» и трактуется в свете знаменитого постановления Константинопольского собора 1872 года, как ересь этнофилетизма. В данной связи попытка преобразование Аланской Епархии ЦИПХГ в «Аланскую Церковь» не решает проблему, а только ее усугубляет. Помимо или вместо участия в греческом старостильном расколе югоосетинское духовенство оказывается втянутым в самую настоящую ересь, что автоматически сделает Южную Осетию маргинальным политическим образованием и окончательным изгоем среди всех православных стран и государств.
Данные выводы не говорят о том, что дальнейшее развитие православия в Южной Осетии в рамках неканонических юрисдикций невозможно. В конце концов, это вопрос свободы совести и личного выбора, как югоосетинского духовенства, так и мирян. Но при этом необходимо совершенно четко понимать, что государство при всем своем желании не сможет, и не будет оказывать неканонической церковной структуре, находящейся в открытом конфликте со всем Вселенским Православием, расколе и ереси, какую-либо помощь. И уж точно не станет связывать эту помощь с реализацией статьи Конституции страны.
Вместе с тем попытка давления или оказания влияние на органы власти и управления страны со стороны каких-либо клерикальных сил, с целью принятия тех или иных политических решений, характеризуются как папоцезаризм, т.е. вмешательства церкви в дела государства. А это, в свою очередь, является ничем иным как грубым нарушением базовых принципов Конституции РЮО, однозначно определяющей Республику в качестве светского государства, исключающей появления в ней каких-либо параллельных и тем более клерикальных властных структур.
При этом надо честно признаться и в том, что простого выхода из создавшейся ситуации в рамках канонического права Вселенского Православия тоже нет. Ну, или, по крайней мере, он пока ясно и четко не просматривается. Ситуация с Южной Осетией уникальная и необычная. Поэтому и решение проблемы должно быть уникальным и необычным. 
Для этого у Южной Осетии есть не только множество аргументов и фактов, способных привлечь к данной проблеме самое пристальное внимание всего Вселенского Православия, но также поддержка со стороны РПЦ и ряда других поместных церквей, и, самое главное, наличие независимых политических институтов с более чем успешной историей их становления. Не исключено, что Всеправославное, Вселенское обсуждение проблемы, попытка найти нестандартное, но каноническое решение в полилоге представителей Южной Осетии и ряда Поместных Церквей может стать началом серьезной работы по решению вопроса. 
В этой связи плановая работа по систематизации имеющихся аргументов, сведению их в некую документальную основу, созданию соответствующего дискурса, может и должна стать на первом этапе основной формой и способом сосуществования югоосетинского государства и той части югоосетинского духовенства, которая захочет не маргинализироваться дальше, а попытаться реально решить проблему. 
Как именно, это тема для отдельного разговора, исключающего передачу его содержания третьим лицам через предательские «сливы» достигнутых договоренностей в СМИ, из-за боязни потерять власть, статус, деньги и сомнительный бизнес, как уже бывало не раз. 
В противном случае, властям Южной Осетии можно посоветовать иметь помимо плана А, план В и план С. 
В конце концов, Бог не в силе и не в папской тиаре, а в правде и помогает Он не сильным, а смелым.

 

Сармат Кочиев


Примечания:

(1) «Православная Церковь Южной Осетии является прямой и полномочной преемницей исконной Аланской Православной Церкви более известной как Аланская Митрополия или как Аланская Архиепископия (учреждённой Константинопольским [Византийским] Патриархатом в начале 10 века при Вселенском Патриархе св. Николае Мистике и занимавшей в византийском диптихе кафедр 61 место), ибо члены современной Православной Церкви Южной Осетии в своей основе являются прямыми духовными и кровными потомками вышеназванной Аланской Церкви. Одним из дополнительных оснований прямой и полномочной преемственности является и то, что в современности Православная Церковь Южной Осетии во всей духовно-иерархической полноте воссоздана греческой православной церковной юрисдикцией – прямой духовной, кровной и юрисдикционной наследницей исконного византийского православия, в лоне которого и была учреждена Аланская Церковь в 10 веке (посему современная Православная Церковь Южной Осетии является той самой исконной Аланской Православной Церковью византийской юрисдикции)» // Устав Православной Церкви Южной Осетии (орфография и терминология сохранены).
(2) Журнал «Православная Осетия» № 2 (3) 2014, с.23
(3) Церковная разводка// Режим доступа: ironradio.ru/tema_dnia/102659-cerkovnaja-razvodka.html
(4) Прот. Владислав Цыпин. Церковное право // Режим доступа:https://azbuka.ru/otechnik/Vladislav_Tsypin/tserkovnoe-pravo
(5) Прот. Владислав Цыпин. Церковное право//Режим доступа:https://azbuka.ru/otechnik/Vladislav_Tsypin/tserkovnoe-pravo
(6) Митрополит Илларион (Алфеев). Принцип «канонической территории» в православной традиции// Режим доступа:https://azbuka.ru/kanonicheskaya-territoria
(7) Слесарев А. Греческий старостильный раскол в истории Поместных Православных Церквей ХХ века // Режим доступа:https://azbuka.ru/grecheskij-starostilnyj-raskol-v-istorii-…
(8) Основные принципы отношения Русской Православной Церкви
к инославию // Информационный бюллетень.- М.: ОВЦС МП.- 2000.- № 8.- С.9.
(9) Vlasie, metropolitan of Romania. The Life of the Holy Hierarch and
Confessor Glicherie of Romania.- Etna, California: CTOS, 1999. P. 55
(10) Киприан (Куцумбас), митрополит Оропосский и Филийский,
Председатель Священного Синода Противостоящих. Православие и экуменизм. В 2 т.- Т. I.: Межхристианское и межрелигиозное движение как экклезиологическая ересь … С. 127.
(11) Киприан (Куцумбас), митрополит Оропосский и Филийский,
Председатель Священного Синода Противостоящих. Православие и экуменизм. В 2 т.- Т. I.: Межхристианское и межрелигиозное движение как экклезиологическая ересь … С. 119.
(12) Ранние отцы Церкви: Антология.- Брюссель, 1988.- С. 137.
(13) Слесарев А. Греческий старостильный раскол в истории Поместных Православных Церквей ХХ века // Режим доступа: https://azbuka.ru/grecheskij-starostilnyj-raskol-v-istorii-pomestnyx-pravoslavnyh-cerkvej-xx-veka

Биографиявсе статьи
Камал Хазбиевич Ходов
Камал Хазбиевич Ходов
Кратко:
Советский поэт, переводчик и литературный критик. Народный поэт СОАССР.
Интервьювсе интервью

10 дней, которые потрясли Осетию

В Национальном музее Республике Северная Осетия - Алания с 31 декабря 2017 года по 9 января 2018 года состоялась выставка-презентация археологических коллекций. Поделиться своими впечатлениями о выставке корреспондент нашего издания попросила профессионального археолога Галину Вольную (Керцеву):


- СМИ сразу окрестили выставку «выставкой аланского золота», но золото, как я поняла, все-таки сарматское? Я имею ввиду золотые браслеты из захоронения сарматской жрицы (Ростунов, Наглер, Гиджрати)...

- Да, её окрестили «выставкой аланского золота», однако здесь представлен не только аланский период, но и археологические находки самых разных эпох - от палеолита до позднего средневековья.

- Какие вещи являются самыми древними?

- Самыми древними и самыми редкими находками на территории Северной Осетии являются кремнёвые наконечники серпа, кремнёвые наконечники стрел. Выставлены уникальные орнаментированные керамические сосуды эпохи ранней и средней бронзы. Здесь выставлены также предметы кобанской культуры из бронзы, которые ценились в древности, не меньше, чем золотые.

- Я первый раз «вживую» увидела на этой выставке настоящие акинаки...

Календарь
«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Опрос
Блогосферавсе статьи
28.09.2015 12:38 Мои твиты Алан Салбиев
27.09.2015 21:01 ух ты какая!) Onlylili
27.09.2015 12:39 Мои твиты Алан Салбиев
27.09.2015 02:05 "Векторный лотос" - моя новая книга! Наталья Макеева. Писатель
26.09.2015 16:17 "ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЁМ?" Slezzzar
26.09.2015 12:37 Мои твиты Алан Салбиев
25.09.2015 23:37 одна сцена из центра реабилитации инвалидов... Алан Цхурбаев. Журналист
Кто сейчас на сайте
Пользователей онлайн: 44
Гостей: 44
Панель управления
логин :  
пароль :  
   
   
Регистрация
Напомнить пароль?
  • Партнёры


Сайт газеты "Южная Осетия"
ИА "РЕС" Арт-проект

Èíôîðìàöèîííîå àãåíòñòâî ÎÑÈÍÔÎÐÌ


  • Статистика



Rambler's Top100

© 2005-2008 Osradio.ru
icq: 3333336 E-mail: отправить письмо
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна
(в интернете - гипертекстовая)